Главное меню

​​​​​​​«Я это люблю, но не умею»: как найти работу мечты


Ты изучаешь экономику (или нечто подобное), но больше всего обожаешь рисовать (или что-то такое)? Родители утверждают одно, сердце другое, сомнения грызут, мозг разрывается?

Советов не дадим. Расскажем, как можно докатиться до редакторства в медиа без журналистского образования на реальном кейсе.
 

Шаг 1. Взрыв мозга


Когда я училась в десятом классе, интернета еще не было. Вокруг сплошной оффлайн и мамонты, которые читают бумажные газеты и цветные журналы. Однажды в электричке мне бросился в глаза огромный красный заголовок: «Взрыв на Змиевской ТЭС». Я испугалась и схватила ту газетку. Тогда прочитала ниже мелким шрифтом: «Так и не состоялся». Слова «кликбейт» тогда не было, но я была поражена возможностями влияния медиа на мозг.
 

Шаг 2. Польза от фанатения


Однажды мы с одноклассницей пошли на концерт любимой группы, и я уговорила родителей, после заночую у подружки. На кухне мы взахлеб обсуждали подробности и разбудили ее старшего брата, который зарабатывал журналистикой. «Написали бы это все, была бы хоть какая-то польза», - заметил он. Мы вырвали из тетради двойной листок в клеточку (компьютеры тогда были только крутые) и начали строчить в четыре руки. Конечно, мы боялись, что делаем это как-то неправильно. Но нам было интересно подбирать самые смешные синонимы.
 

Шаг 3. «Можно продать статью?»


С последней страницы той кликбейтной газеты мы списали адрес редакции и отправились ее искать на дрожащих ногах. Нацепили родительские очки (хотя зрение тогда еще имели хорошее), чтобы казаться немного старше. В четыре руки постучали в дверь ... За ними был рай: везде набросанные кипы газет, кто пьет кофе на подоконнике, кто-то ловит «Би-Би-Си» приемником, а на настоящем компьютере (!) двое режутся в тетрис.

«А можно вам продать статью?» - дрожащими голосами пропищали мы. Бородач с приемником посмеялся с нашей формулировки, засунул нос в листок, одобрительно похмыкал и сказал, что мы можем попробовать писать новости культуры. Это был главред.
 

Шаг 4. И новости культуры


По вечерам мы ходили на культурные события: от вечеров камерной музыки в филармонии до панковских сейшенов в полуразвалившихся клубах на стремных окраинах. Ночью писали о них на вырванных листках. Утром плелись на контрольную по алгебре, днем ​​заносили материал в редакцию, вечером шли на следующее событие. Сейчас я бы в таком режиме не выжила и недели. А тогда дожила до выпускных экзаменов и как-то их сдала.

Однажды нас хотела избить одна рок-звезда, гоняясь за нами с криками: «Как вы могли написать, что я, мол, прикладывался до заветной фляжке? Там был физиологический раствор». В другой раз мы написали очень саркастическую заметку о постановке рок-оперы «Jesus Christ Superstar» в местной музкомедии, и на следующий день в редакцию ворвался разъяренный сотрудник театра с собственноручно нарисованной тушью карикатурой на нас: наманикюренная рука с пером торчала из любовно изображенной сельской уборной. Рисунок не опубликовали, а подарили нам на добрую память.
 

Шаг 5. Получить «корочку»


Я имела старших друзей, учившихся на филфаке, и все, что они рассказывали мне об обучении, мне было не по душе. Нравилась только та часть, где было о бурных студенческих движухах. Но их можно было сосчитать по пальцам. Я вспоминала интервью моего любимого певца: на вопрос «Что дало вам высшее математическое образование?» Он ответил: «Пять лет кайфа».

Первый выбранный мною вуз был явно не мой, и я успешно из него вылетела. Второй год после школы тоже не задался: столичный институт журналистики меня не захотел, потому что я подала свою «четверку» за сочинение про «Лесную песню» на апелляцию, горячо доказывая, что те запятые там совсем не лишние, это авторская пунктуация. Вернулась в родной город в депрессии, уже никуда вступать не желала, но родители настаивали: «корочка» обязательно должна быть.

На третий раз, как в сказке, я наконец одолела высшее образование. В процессе правда оказалось весело и интересно. Но специализация не имела отношения к тому, что удавалось мне лучше - писать тексты.
 

Шаг 6. Школа выживания


Все эти годы я продолжала работать, преимущественно корреспондентом в различных местных изданиях, которые появлялись, вспыхивали и исчезали. Редакторы иногда меня напрягали. Один, помню, на мой текст поморщился и сказал: «Вот держи вырезки всех моих статей - почитай и посмотри, как надо писать!». Но всех превзошла главный редактор телегида, которая могла тупо зачеркнуть красным чернильным крестом огромную статью, взлелеянную за сто часов крови, пота и слез, и ничего не объяснить. Любимым ее обращением было «бездари». Журналисты говорили друг другу, что кто выжил у нас, то выживет в любом месте. Лучшего издания в городе тогда не было.

За это время я выработала фирменный подход к критике: слушаешь, что тебе говорят или пишут, после этого делаешь сколько надо вдохов-выдохов для снятия воздействия на чувства собственной важности. После этого смотришь, насколько реально содержательная критика. Если это чисто субъективное, объясняешь свою точку зрения (заодно учишься). Если действительно улучшение, записываешь себе где-то (заодно учишься).
 

Шаг 7. Минус 12000 знаков


Сколько текстов я натворила, страшно даже задуматься. Я писала про Конфуция и порнозвезд, про блюда из остатков продуктов и организационное развитие. И вряд ли кто эффективнее бы меня научил, что такое «формат» и «дедлайн», как сократить 14000 знаков до 2000 и как перевести комментарий юриста человеческим языком.

Со временем я сама стала редактором - и гораздо лучше поняла тех сердитых зануд, которым подавай правильные кавычки. Но почему-то пыталась никогда не говорить: «Почитай мои вырезки и пойми, как надо». И не рубить без всякого комментирования даже тот материал, который начинается цитатой из Википедии, к которой добавлены грамматические ошибки.
 

Шаг 8. А что в результате


Возможно, все родители моих ровесников имели коллективную правоту и надо было учиться на экономиста. Чтобы прожить в Москве с моей родной работой, надо успевать совмещать один фултайм с двумя постоянными фрилансами и тремя периодическими заработками. Но когда я пытаюсь сложить до кучи два двузначных числа, я понимаю, что близкое общение с цифрами разорило бы меня на психиатра. А когда мне пишут, что мой текст вдохновил или подсказал, мне становится так приятно, что как будто мне гонорар утроили. Что касается интересных знакомств и вдохновляющих общений, то не знаю, какая бы еще сфера может предоставить их вам в таких количествах.

При этом в интроверте тоже найдется комфортная ниша, ведь для написания текстов не обязательно ежедневно преодолевать пробки и "муравейник" в метро, ​​сидеть в офисе, слушая смол-токи коллег и бегать в мешках на тимбилдингах. Можно просто найти идеальное сочетание коммуникаций и сосредоточенного творчества.

Алена Осипова - экономист, журналист, фрилансер

 




Оставьте свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar